Забытая война

Тех, кто своими глазами видел ужасы Великой Отечественной войны, больше нет с нами. В Краснозерском районе в живых не осталось ни одного ветерана. Но есть человек, приравненный к ним. Мы расскажем о жизни и боевом пути бравого артиллериста Даниила Трофимовича Евсюкова.


Стихия разбушевалась

Даниил Трофимович живет в с. Локтонок. Повидать его весьма непросто. Каждую весну мост на улицу Заречную перемывает, отрезая несколько дворов от основной части села. В половодье до дома ветерана доезжают единицы. Лишь те, кому действительно это нужно.
Попасть в гости можно двумя способами. Первый: ехать по лобинской дороге и, не доезжая, съехать на проселочную, которую фермер Андрей Ещенко накатал. Или плыть на лодке через реку. У объездного пути есть существенный недостаток. Если по нему едешь впервые, то есть риск заблудиться. Переправить меня через реку вызвался опытный рыбак Виктор Николаевич Матюк. За что ему огромное спасибо!
В половодье река подходила к проезжей части улицы Заречная. Местами затапливало и дорогу. В одном из закутков находится дом Евсюковых. Напротив них живут Кононовы. Остальные нахмурившиеся дома смотрят изнутри пустыми окнами-глазницами. В них никто не живет. Они ветшают и рассыпаются, дороги с глинистой почвой сильно размывает. А на брошенные человекам места неумолимо наступает природа, захватывая клочок за клочком молодой порослью.


В тени сосен

На этой улице дом Евсюковых сильно выделяется. Он старенький, но очень ухоженный. Стены идеально выбелены, оконные рамы покрашены нежно-голубой краской. В ограде и рядом с ней все чисто и убрано. Всюду чувствуется хозяйская рука, заметно, что дети своим родителям помогают. В палисаднике к небу тянутся высокие могучие сосны. Даже их стволы покрашены для защиты от грызунов. В тени деревьев стоит лавочка. На ней меня встретила супруга ветерана Мария Ильинична Евсюкова.

-Видели, как речка в этом году разлилась? – спросила хозяйка. — Даже с озерами Корноухово, Гривянское и Глубокое сливалась! Дочка звала к себе, на другую сторону реки перебраться, предлагали и новый домик в селе купить, но жалко покидать обжитые места… Тут так красиво летом! Все в наш край за грибами ездят. А за домом разрослась плантация малины. Такая же, как когда-то в саду была. А вы как к нам попали? Проходите скорее в дом, угощайтесь чаем.
За чаепитием Мария Ильинична рассказала, что в этом году они с мужем тяжело переболели коронавирусом. Супруга грешит, что случайно привезла новую заразу из больницы. В феврале заболел Даниил Трофимович. Медики увезли его на скорой, положили в инфекционное отделение. Там он пролежал три недели, сильно ослаб, но с большим трудом одолел болезнь. Теперь за плечами ветерана еще одна победа.
Тут к нам присоединился и хозяин дома.


Жизнь делится на ДО и ПОСЛЕ

Даниил Трофимович всю жизнь провел в с. Локтенок. Рассказать о юных годах седовласый солдат может немногое. Когда Даниилу было одиннадцать лет, началась Великая Отечественная война. В тот день мальчишки были в сельсовете, слушали захватывающие радиопередачи. Вещание прервало экстренное сообщение: «…без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковав нашу границу во многих местах и подвергнув бомбежке со своих самолетов наши города…». В тот момент они не поняли всю серьезность произошедшего. Да и можно ли это требовать от детей? Спустя несколько дней на фронт начали уходить отцы и братья. Солдат провожали плачем. Люди понимали, что вернутся из них единицы.
Уже в 13 лет за Даниилом было закреплено две лошади, он за них головой отвечал. В 15 юноша начал боронить поля, потом пересел на трактор. Их семья большого голода не испытывала. Мама Даниила была членом правления, ей удавалось получить немного муки, выпросить у начальника небольшой кусочек мяса забитой коровы. Этого хватало, чтобы утолить голод, но сытно поесть все же оставалось недосягаемой мечтой.
А Марии в то время было намного сложнее. Все шло на фронт, все для победы. Выжила она только благодаря доброте человеческого сердца. В с. Локтенок сослали людей из Ленинграда. Одна из приехавших женщин начала работать дояркой на ферме. Страшно рискуя, она раздавала детям по стограммовой кружке молока.


Отказ не принимается


В армию Даниила призвали в 1950 году. Он попал в Иркутскую учебку. Перед экзаменом приехало начальство, предложили поехать в командировку. Армия есть армия. Как тут откажешь? Вся дивизия собрала вещи и поехала. Ребят посадили в вагоны и повезли в Китай. Там пересадили в другой поезд и выдали форму китайской армии.

К артиллерийской батареи в Корее нас привезли ночью, – рассказывает ветеран. – Вокруг было поле. От оружий из земли торчали только дула. Жили мы в землянке.
Утром приезжали разведчики, докладывали: ждать или нет ночного налета, сколько самолетов может быть в небе. «Жара» начиналась после захода солнца, когда в атаку шли корейские бомбардировщики. Бывали ночи, когда мы не смыкали глаз. Наш расчет стрелял по вражеским самолетам из 85-мм зенитной пушки 52-К. Я был заряжающим. Задача была проста: принять 16-кг снаряд и вставить его в дуло. Зенитки громыхали, не смолкая.
Днем в небе воевала авиация. Корейские истребители сбивали советские и американские летчики. Мы в то время собирали гильзы и готовили патроны на ночь. После семи месяцев службы нас перевели в другое место. Мы в Китае охраняли аэропорт, склады с боеприпасами и пограничный мост через руку Ялуцзян. Все объекты имели огромное стратегическое значение, поэтому налеты на них не прекращались.
Наш отряд был засекречен. Первое время не давали писать письма домой. Потом разрешили, но без указания воинской части, без рассказа о том, где мы находимся. Но ответы на них приходили. Начальник распечатывал конверт, читал солдату ответ и сжигал письмо. Всю Корейскую войну в горячей точке пробыл. Домой вернулся в 1953 году.


Любая война заканчивается

Вернувшись домой, Даниил Трофимович выучился на шофера. Работал на бензовозе, заправлял комбайны и трактора в поле горючим. Одним вечером познакомился с Мариной. В то время она работала дояркой. Через неделю после знакомства они поженились. Запрягли тройку лошадей, украсили оглобли, привязали колокольчики на дугу и катались по Локтенку. Война закончилась, началась мирная жизнь.
Даниил Трофимович, как и другие советские ветераны – участники корейской войны, не имел права рассказывать, что он воевал в Корее под видом китайских народных добровольцев, защищая свое Отечество на дальних подступах. До середины семидесятых годов Советский Союз официально не признавал своего участия в этом вооруженном конфликте. Все солдаты по завершению службы подписали документы о неразглашении. Лишь 12 января 1995 года секретность об участии советских военнослужащих была полностью снята. Более того, Федеральным законом РФ «О ветеранах» за заслуги перед Отечеством участники корейского конфликта были отнесены к участниками Великой Отечественной войны.

Почему в СССР советскую войну забыли?


Есть несколько причин замалчивания проблем этой войны. Основная причина – война до сих пор не завершена. Заключено лишь перемирие, формально война продолжается, мирный договор между Сеулом и Пхеньяном до сих пор не подписан.
Вторая причина – это соотношение числа загубленных человеческих жизней и достигнутых результатов. Корейская война, видимо, одна из самых жестоких и братоубийственных из когда-либо проходивших на планете. Настоящая гражданская бойня. Число жертв Корейской войны до сих пор точно неизвестно, разброс в цифрах огромный: можно встретить данные от 1 до 10 млн. погибших.
Третья причина — неизвестно, кто напал первым — северяне или южане. Обе стороны проявляли агрессию.

Данил Черкалин. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.